«Когда мы, живые, при совершенной вере, надежде и любви, насколько это дано будет человеку, употребим все зависящее от нас к спасению умершего, то он будет спасен. Бог требует от нас посильного нашего участия в деле спасения ближних как живых, так и умерших. Это догмат. Если желаем что–либо получить от Бога, разумеется, согласно с Его святейшею волею, мы должны употребить, со своей стороны, все возможное для нас, ибо Сам Иисус Христос научил, что дастся только просящему (Лк. 11, 9). Исполнение прошения зависит от степени, ибо сказано: Просите, и не получаете, потому что просите не на добро… (Иак. 4, 3)…

 

…Тот же самый догмат виден в исполнении прошения жены хананейской, слепорожденного, десяти прокаженных, в воскресении Лазаря и в исполнении прошения благоразумного разбойника. …Без Меня не можете делать ничего (Ин. 15,5), ничего доброго творить. Вам принадлежат только добрые желания, намерения, внушаемые Св. Духом, а исполнение их принадлежит Мне. Молитва за умерших, как, добродетель, внушается Св. Духом, исполняется Мною: молящемуся дается по его молитве. Это — догмат Православия. Бесконечное милосердие Божие соединяется с бесконечным Его правосудием. Бог желает спасения всех людей; но как спасти грешника, не заслужившего спасения? Нужно открыть какую ни будь причину, которая могла бы подвигнуть Бога правосудного на милосердие к грешному умершему. Ходатайство живых за умерших удовлетворяет Божье правосудие, и достойные спасения освобождаются от адских мук. Чтобы наше желание (спасение умершего) было принято Господом и исполнено — желание должно быть деятельное, т.е. жизнь по вере, с соблюдением всех заповедей Божьих. Такое желание исполняется Господом, когда живые сделали на пользу умерших все, что только могли. Бог от человека не требует невозможного и заповеди Его для людей не тягостны, по свидетельству апостола Иоанна Богослова.

 

Волю, желание боящегося Бога, Он исполняет. По свидетельству св. пророка Давида: Близок Господь ко всем призывающим Его, ко всем призывающим Его в истине. Желание боящихся Его Он исполняет, вопль их слышит и спасает их. (Пс. 144, 18–19). О достигших совершенной любви к Богу ап. Павел говорит в своем послании к Римлянам (7. 35, 28). Молитвам смиренных нет отказа, нет задержки, они, исходя из сердца сокрушенного и смиренного, идут прямо к престолу Всевышнего: Молитва смиренного проникнет сквозь облака (Сир. 35, 17), Призрит на молитву беспомощных и не презрит моления их (Пс. 101, 18). Наоборот, заключаем, что Бог не исполняет желаний, прошений, молитв людей не боящихся Его. Боящиеся Бога проводят жизнь по заповедям его. И такою жизнью, — заключающею в себе по возможности и силе человека, все добродетели: любовь, смирение, кротость, правосудие, воздержание, целомудрие, правду, хранение всех заповедей — люди делают действительными свои желания, достойными исполнения. И тогда упокоение тех из умерших, за которых они молятся — возможно.

 

Как же Богу упокоить тех усопших грешников, о которых молятся такие же грешники, думая, что одною молитвою, или какой ни будь одной добродетелью помогут своим усопшим, забыв, что Сам Бог говорит, что такие молитвенники напрасно чтут Меня; чтут Меня устами, сердце же их далеко отстоит от Меня… (Мк. 7, 6). Устами просят об упокоении умершего, и за любовь к нему Божью платят ненавистью к Искупителю, т. е. своею греховною жизнью, ненавистною Богу. Слово Божье свидетельствует, что Всевышний грешников не послушает и молитвы их не приемлет: И когда вы простираете руки ваши, Я закрываю от вас очи Мои, и когда вы умножаете моления ваши, Я не слышу: ваши руки полны крови (Ис. 1, 15). Но мы все грешны, по свидетельству слова Божьего: Кто родится чистым от нечистого? Ни один. (Иов. 14, 4). И Сам Спаситель эту истину, при виде осужденной преступницы, выразил так: Кто из вас без греха, первый брось на нее камень (Ин. 8, 7); и Апостол пишет: Все согрешили, все лишены славы Божьей (Рим. 3, 23).

 

А потому–то святитель Тихон Задонский и пишет: «Ежели хотим, чтобы Бог услышал нашу молитву, то мы должны слушать Его, повеления и заповеди Его исполнять. Без этого тщетна бывает наша молитва; грешника Бог не послушает. Молитва, если хочешь, чтобы она была услышана, должна отвести тебя от греха. Кто же грешен и от греха не отступает, того молитвы не приемлет». Мы все грешники, все виноваты перед Богом; однако эти слова относятся не ко всем грешникам; иначе к кому же бы относились слова Господа: просите, ищите и проч.? Первого рода грешники это хулители Св. Духа, пребывающие в не раскаянии, ожесточении, нерадении, в неверии, о которых пишет св. Давид: Ты ненавидишь всех, делающих беззаконие. Ты погубишь говорящих ложь; кровожадного и коварного гнушается Господь. (Пс. 5, 6–7). Второго же рода грешники — люди, побежденные немощною плотью. Падающие и восстающие, они со слезами раскаяния прибегают ко врачу душ и телес Господу Иисусу, и с ап. Павлом взывает о своем окаянстве. Их молитвы, как чад, любезных Богу, — приемлются и исполняются: Если пребудете во Мне и слова Мои в вас пребудут, то, чего ни пожелаете, просите, и будет вам. (Ин. 15, 7). Не всем ли христианам Иисус Христос дал одну главную и общую молитву к Богу–Отцу, в которой, между прочим, просим и прощения грехов: остави нам долги наши.

 

Проведя жизнь в истинном покаянии, получаем прощение наших грехов и исполнение наших желаний, согласных с волею Божьей, например, упокоение наших умерших — в Царствии небесном. Кто чтит Бога и творит волю Его, того слушает. (Ин. 9, 31). Далее Иисус Христос обращая свою речь к ученикам, говорит: Все, чего ни будете просить в молитве, верьте, что получите — и будет вам. (Мк. 11, 24)

 

«Чего бы» — это слово заключает в себе все, согласное с желанием и волею Божьей, а спасение грешников есть желание Божье. Следовательно, молитва за умерших грешников согласна с волею Божьею и приятна Ему. Преблаженны такие ходатаи за умерших грешников, избавляющие их от вечной смерти, высвобождающие души из адских затворов. Такие благотворители получают вечную награду на небесах вместе с теми, которых Господь называет Своими рабами. Св. Димитрий Ростовский в своем «Слове о молитве» пишет: «Молитва есть ключ к сокровищам небесным. И нет такой вещи, как говорит один святой отец, которой бы невозможно было просить у Бога молитвою; только просимое было бы благо и испрашиваемо как должно. Грехи наши — главная причина, от чего наши молитвы не достигают своей цели. Молитву надо возносить, сокрушаясь и раскаиваясь во грехе. Господь внимал усердным молитвам и грешников, но только тогда, когда они молились с покаянием и сердечным сокрушением о грехах своих» . Святитель Тихон Задонский в своих наставлениях об обязанностях христианина пишет: «Чтобы быть молитвенником перед Богом о других, надобно самому быть чистым и непорочным».

 

Показав, что требуется от живого, чтобы его ходатайство было действительно полезно умершему грешнику, испросим, все ли находящиеся в аде могут через наши молитвы получить освобождение?

 

Церковь молится обо всех умерших, но только умершие в истинной вере, непременно получат освобождение от адских мук. Душа, пребывая в теле, обязана и сама заранее позаботиться о будущей своей жизни, должна заслужить, чтобы по переходе в загробную жизнь ходатайство живых могло доставить ей облегчение и спасение. Ходатайство живых полезно тем умершим, для которых земная жизнь была борьбою со страстями, которые, хотя умерли в вере и покаянии, но не успели на деле отвыкнуть от пороков, к которым были привязаны, не успели выполнить условий истинного покаяния. Св. Григорий Двоеслов говорит, что «ходатайство живых полезно только тем из умерших, которые воздерживались в настоящей жизни от злых дел; полезно до того, что бывает отпущение грехов слабости, неведения и забвения, и следствием этого — изведение из ада в место светлое, прохладное и покойное»…

 

…Грехи, составляющие хулу на Духа Святого, т. е. неверие, ожесточение, отступничество, нераскаяние и им подобные, делают человека вечно погибшим; и таким умершим ходатайство Церкви и живых нисколько не помогут, потому что они жили и умерли вне общения с Церковью. Да о таковых Церковь уже и не молится.

 

Не полезно ходатайство живых тем умершим, которые сами нисколько не позаботились о своей загробной жизни. А тот, кто вел жизнь порочную, никогда не внимал совести, с беспечностью и ослеплением погружался в мерзость похотей, удовлетворяя всем пожеланиям плоти и нимало не заботясь о душе; у которого все мысли были заняты плотоугодием и кто в таком состоянии постигнут кончиною — этому никто не протянет руки. С ним будет содеяно так, что ему не подадут помощи ни супруга, ни дети, ни братья, ни родственники, поскольку Бог не взглянет на него. Св. Василий Великий говорит: «Нет помилования, и принадлежат к числу осужденных: корыстолюбцы, хищники, неумолимые и немилосердные, каменные сердцем». И далее: «…во все продолжение своей жизни ты, утопая в удовольствиях и предаваясь роскоши, не хотел и взглянуть на нищих; какой же ты можешь ожидать отрады по смерти твоей». (Слово Иоанна Дамаскина об усопших в вере). Короче, умершие, недостойные ходатайства жи­вых, не освобождаются от ада, потому что ходатайство живых простирается только на достойных спасения.

 

Кто из умерших оказывается достойным ходатайства живых? Кто и сам более или менее заботится при жизни о своем спасении. Следовательно, ленивый, нерадивый, не пекущийся о своей загробной участи не получит пользы от ходатайства живых, если бы оно и было.

 

…Блаженный Августин пишет, что «умершие, не достойные ходатайства живых, не получают никакого облегчения в загробной жизни от молитв, милостыни приносимой и даже от самой божественной литургии, за них совершаемой живыми». Кто же эти недостойные? Какого рода эти грешники?

 

Есть образ жизни, не столь безгрешный, чтобы не требовал ходатайства живых по смерти, и не столь худой, чтобы ходатайство живых было уже для него бесполезно. Значит, чтобы ходатайство живых принесло умершему пользу, требуется от него (умершего) некоторая заслуга, через которую по смерти можно бы было получить облегчение через ходатайство живых. Никто не должен надеяться получить по смерти от Бога то, о чем во время земной жизни не радел. Ходатайство Церкви и всех вообще христиан за умерших не относится к нерадивым, скончавшимся в нечестии и нераскаянности, каковы: неверы, вольнодумцы, богохульники и человеконенавистники, как совершенно погасившие в себе Дух Христов. Им не поможет ходатайство живых; подобно тому, как ничего не помогут сделать для оживления гнилых семян, потерявших начало растительной жизни, ни влияние солнца, ни благотворный воздух, ни питательная влага. И на этом–то основании Церковь уже не молится о самоубийцах, нераскаявшихся еретиках и им подобных грешниках…» ([6], стр. 120–135).

 

Свт. Игнатий Брянчанинов пишет: «Что такое грех смертный? Смертный грех есть тот, который убивает вечною смертью душу человека, совершившего такой грех. Если человек умрет в смертном грехе, не принесши в нем должного покаяния, то демоны похищают его душу, и низводят её в подземные, мрачные и душные пропасти, во ад на вечное мучение. Смертные грехи суть следующие: ересь, раскол, отступничество от веры христианской, богохульство, волшебство и колдовство, человекоубийство и самоубийство, блуд, прелюбодеяние, противоестественные блудные грехи, пьянство, святотатство, грабёж, воровство и всякая жестокая бесчеловечная обида. Из смертных грехов только для одного самоубийства нет покаяния; прочие же смертные грехи, по великой, неизреченной милости Божией к падшему человечеству, врачуются покаянием. Покаяние в смертном грехе состоит в том, чтоб исповедать грех духовному отцу, приняв от него епитимью, и впредь в этот грех не впадать. Но, как многим впавшим в смертный грех не оказалось возможности принести покаяния в грехе! Иной упился вином, и в этом состоянии душа его разлучилась от тела! иной пошел на воровство, грабеж, и гнев Божий поразил его на самом злодеянии! Берегитесь, братия, смертных грехов! Повторяю вам: смертный грех убивает душу. Если кто умрет в смертном грехе, не успев покаяться в нем, того душа идет во ад. Ей нет никакой надежды к спасению.

 

Что значат грехи несмертные? Это грехи помышлением, словом, делом, в ведении и неведении, которые не убивают души, но только более или менее уязвляют ее. Этих грехов не чужды и Святые; но Святые бодрствуют над собою, и, заметив согрешение, в которое увлекла их общая человекам немощь, тотчас врачуют его покаянием. Если последует разлучение души с телом в то время, как человек не успел омыть свои несмертные грехи покаянием, то душа не низводится по причине этих грехов во ад; ей попускается на пути к небу, на воздухе, истязание от духов лукавых, в соучастии с которыми совершаются человеками грехи, предоставляется искупить согрешения добрыми делами. Если душа имеет достаточно добрых дел, в особенности если она во время земной жизни подавала много милостыни, то она искупает этою милостынею и прочими добрыми делами согрешения; ей отверзаются врата небесные, она входит на небо для вечного упокоения и радования. Но случается что у души бывает так много несмертных грехов и так мало добродетелей, что она за множество грехов несмертных низводится во ад. Святые Отцы уподобляют смертный грех тяжелому камню, а несмертный грех ничтожному зерну песка. Если навязать один большой камень на шею человека, погрузить его в глубину, то он потонет: так достаточно одного смертного греха, чтоб потопить душу в пропастях ада. Несколько зерен песка не составляют почти никакого груза: так и в Святых Божиих несмертный грех, весьма умалившийся и измельчившийся постоянным наблюдением за собою и постоянным покаянием, не имеет почти никакого влияния на их вечную участь. Но этот же несмертный грех в душах, преданных земным попечениям, в особенности земным увеселениям, получает необыкновенную тяжесть, и наравне со смертным грехом низвлачает окаянную душу во ад. Например: если кто сказал смешное и даже неблагопристойное слово, потом раскаялся в нем, того грех удобопростителен; если же кто постоянно произносит смешные, кощунные и даже срамные слова, тот за постоянное свое празднословие и сквернословие удобно может подвергнуться вечному мучению во аде. Несмертные грехи многочисленностью своею могут принести ту же погибель душе, какую приносит ей смертный грех. Так мешок, набитый мелким песком и навязанный на шею человека, может потопить его столько же удобно, как может потопить и самый тяжелый камень.» ([12], стр. 380–382.)

 

В прологе за 12 августа повествуется об умирающих в смертных грехах без покаяния следующее: «Знайте, братия, что развратным и без покаяния умершим людям и розданная ими милостыня в пользу им не послужит. Это видно из следующего.

 

Жил некогда в Царьграде один человек, весьма славный и богатый и милостивый к бедным; но в нем был один порок: он всю жизнь свою провел в грехе прелюбодеяния и в старости без покаяния в этом грехе скончался. После его смерти, у патриарха Германа с его епископами о душе умершего произошел спор. Одни говорили, что умерший спасен, ибо написано, что избавление мужу есть его богатство; а другие напротив, говорили, что умерший погиб, потому что сказано: в чем застану, в том и сужу. После этого, патриарх повелел всем монастырям и затворникам молиться об умершем Богу, чтобы Он открыл загробную его участь. И в это время Господь открыл одному затворнику, где пребывает душа та. Затворник этот призвал патриарха и при всем народе сказал ему: «в эту ночь, во время молитвы, я увидел некоторое место, с правой стороны которого был рай, исполненный неизреченных благ, а с левой — огненное озеро, из которого пламень восходил до облаков. Между же раем и среди страшного пламени стоял привязанным умерший муж и громко стонал; взирая же к раю горько рыдал. И подошел к нему светоносный Ангел и сказал: «что напрасно стонешь? Вот ради твоей милостыни, ты от муки избавлен; а за то, что не оставил своего беззакония до смерти, лишен ты рая блаженного». Слыша это, патриарх и бывшие с ним, одержимые страхом, сказали: «правду говорит Апостол: бегайте блуда. И что теперь скажут говорившие: «Если мы и блуд творим, но зато милостынею своею будем избавлены от наказания за него?» Вот и умершему нужно было и милостыню творить, и чистоту соблюсти, без которой никто не узрит Бога. Никакой пользы не приносит дающему серебро, подаваемое им нечистою рукою и с душею нераскаянною.

 

Итак, братия, если, с одной стороны, делать что–либо доброе, а, с другой, смертно согрешать, это значит одною рукою строить здание, а другою разрушать его. Поэтому, не будем хромающими на оба колена и всецело посвятим себя Господу. Будем помнить, что добродетели суть ступени лестницы, ведущей к небу, и имеют между собою неразрывную связь, Отнимите грехом цену у одной добродетели, сама собою потеряет цену и другая. Так не забудем, что никто, возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадежен для царствия Божия. (Лк. 9, 62). Аминь.

http://www.pravoslavie.by/page_book/kto-kak-i-komu-iz-umershih-mozhet-prinesti-polzu

Добавить комментарий

Все права на фотографии и другие материалы защищены законом РФ "Об авторском праве и смежных правах". Копирование материалов разрешено только с письменного разрешения администрации портала с размещением активной гиперссылки на сайт http://tulaxram.ru/ | Информация - Privacy Policy © 2011